Часть II. Правила геральдики

тинктуры
щит
деления и геральдические фигуры
сочетания фигур
варианты делений и фигур
геральдические кресты
Высшие Силы
люди  в гербах
двуглавые орлы
геральдические орлы
геральдические львы
геральдические животные
геральдические растения
небесные тела и стихии
небо и земля
искусственные фигуры
составные гербы
пожалования в гербах
геральдика и линьяж
шлемы и нашлемники
короны
щитодержатели
девизы и атрибуты

Герб графского рода Бестужевых, пожалованный в XVIII столетии, состоит из щита (в котором фигуры старинного родового герба расположены, в знак императорской милости, под сенью крыл российского орла), шлема, намёта (шлемового покрывала), графской короны, нашлемника, щитодержателей с подножием и девиза. Щитодержатели изображают древних британцев, какими они представлялись русским геральдистам (род Бестужевых, пo преданию, происходил из Англии).

Итак, из чего состоит герб?

Если бы речь шла о рыцарских щитах и шлемах с нашлемниками, можно было бы сказать, что они состоят из металла, дерева и кожи. Но мы говорим о гербах, о геральдических знаках — и потому вслед за прекрасным геральдистом XV века Клеманом Пренсо мы можем сказать, что гербы складываются из цветов, из красок.

Геральдические расцветки подчиняются правилам. Установлено девять важнейших цветов (тинктур), которые в свою очередь делятся на финифти (это старинное слово обозначает эмаль), металлы и меха — в память о рыцарских щитах, которые часто обивали металлическими пластинами и украшали мехом, и о парадной утвари — ларцах, кубках и других предметах, на которых герб изображался дорогими цветными эмалями.

Геральдические меха — горностаевый (вверху), противогорностаевый, величии и противобеличий.

Герб герцогов Бретонских — самый знаменитый пример геральдического меха в истории геральдики.

Металлические тинктуры — золото и серебро. Их можно изображать настоящими металлами или металлической блестящей краской, а можно просто белым и жёлтым цветами — как захочет или сможет художник; всё равно с точки зрения геральдики это серебро и золото. Поляки и чехи с гордостью говорят о гербах своих стран — белом орле, белом льве; но согласно гербовым правилам польского орла и чешского льва точнее называть серебряными.

Финифтей пять: лазурь, червлень, чёрная, зелень и пурпур.

Лазурью считаются синий, голубой и все сине-голубые оттенки и расцветки. Для геральдики всё это — один и тот же цвет.

Червлень — это красный, алый цвет.

Чёрная финифть — действительно чёрная, так же, как зелень — зелёная. С пурпуром разобраться сложнее. В Средние Века этот «цвет царей» часто изображался не очень красивой серо-коричневой краской; иногда же гербовый пурпур оказывался тёмно-фиолетовым и даже пёстрым, составленным из разноцветных крапинок. В конце концов эту загадочную тинктуру стали изображать самыми разными оттенками сиреневого, фиолетового и малинового. До сих пор у одних художников геральдический пурпур оказывается почти розовым, у других — почти бурым, у третьих — близким к червлени.

В некоторых гербах, а чаще — в геральдических учебниках можно встретить и другие финифти — например — оранжевую или серую. Но эти дополнительные цвета были и остаются редкостью. Можно сказать, что в семье гербовых тинктур они считаются не вполне своими.

И, наконец, меха. Их изображают разноцветными значками, но при этом они считаются отдельными цветами. Горностаевый мех, например — это чёрные хвостики горностая на белом фоне. Обычно хвостики стилизуют, предавая им немного странный вид. А гербовый беличий мех — это угловатые лазоревые и серебряные многоугольники. При помощи воображения в них можно узнать шкурки полинявших к зиме белок — наполовину голубовато-серые, наполовину белые.

Существуют и разновидности двух главных мехов: например, противогорностаевый, то есть чёрный с белыми хвостиками, или противобеличий, с необычным расположением шкурок.

Кроме того, в геральдике есть так называемые натуральные, естественные цвета. Обычно под «натуральным цветом» понимают геральдический цвет, наиболее близкий к реальной расцветке изображаемой фигуры; например, натуральные солнце и лев — на самом деле золотые. Но иногда в гербах появляются и негеральдические расцветки. Человеческое тело, например, обычно изображается «натурально» телесным (хотя гербовый человек вполне может быть и зелёным, и полосатым). В гербах можно встретить животных, растения и самые разные предметы негеральдических цветов. Но только неумелые геральдисты предпочитают такие расцветки главным тинктурам.

К слову, некоторые учёные гербоведы называют негеральдические цвета, забравшиеся в гербы, словом «ржавчина» (это не ругательство, а геральдический термин!) и доказывают, что в Средние Века этими красками в знак позора расцвечивали гербы провинившихся рыцарей. Примеры таких «ржавых» гербов можно найти в геральдике самых разных стран — от Великобритании до России.

В разное время разные геральдисты пытались определить, какой цвет лучше и важнее, а какой хуже и несущественнее. Например, учёный XIV века Бартоло из Сассоферрато утверждал, что лучшая финифть — червлень, а лучшая из тинктур вообще — золото (может быть, на его выбор повлияло то, что его собственный герб был червлёно-золотым). Чёрный цвет Бартоло считал наихудшим. Ему возражал епископ Джон Тревор, объявивший серебро и чёрный наиболее совершенными цветами. А на самом деле никаких высших и низших тинктур нет, и даже геральдическое золото само по себе не дороже геральдического серебра.

Были и люди, стремившиеся выяснить символическое значение каждой из тинктур. Например, связывали лазурь с любовью, потому что сила чувства порой заставляет влюблённых бледнеть до посинения, или с небом, потому что оно само лазоревое. Но учёные давно доказали, что в разных гербах одни и те же цвета могут иметь совершенно разный смысл, разное значение, и общих правил на этот счет не существует.

Любая часть герба обязательно имеет определенные тинктуры — это одно из главных правил геральдики.

Всё это богатство цветов не обязательно передавать красками. В случае, если герб нарисован чёрно-белым или изображён рельефом, цвета можно обозначить штрихами. Эту систему штриховки придумал в XVII веке итальянский иезуит Сильвестр Петра-Санкта, и в наше время она принята во всем мире. Серебро, согласно системе Петра-Санкты, изображается пустым пространством, золото — точками, лазурь — горизонтальными чертами, а червлень — вертикальными. Чёрные части герба можно закрашивать сплошь или покрывать вертикальными и горизонтальными линиями наподобие решетки. Зелёной и пурпурной финифтям соответствуют косые линии; важно лишь не спутать, какой наклон соответствует зелени, а какой — пурпуру. Если щит изображается наклонным, штриховка наклоняется вместе с ним.

Если же герб воспроизведён в цвете, то любую из тинктур можно по желанию художника передавать и ровным колером, и декоративным орнаментом, который называется дамаскировкой (или дамасцировкой, по аналогии с узорами на дамасской стали). Такой орнамент можно видоизменять как угодно, сплетать его из цветов или из геометрических фигур, делать очень сложным или убирать совсем — с точки зрения геральдики от этого ровным счётом ничего не изменится. Рисунок может стать другим — герб останется таким же, каким был.

Основа любого герба — щит. Именно на его поверхности помещаются главные гербовые изображения — поля и фигуры, «сложившиеся» из тинктур.

Герб может состоять из одного щита, или из щита с самыми разными добавлениями, или даже из нескольких щитов. Но гербов совсем без щитов быть не может.

О фигурах говорят: «в поле щита», «в щите» (а не «на щите»): ведь геральдический щит — это условная рамка для изображений, а не реальный предмет, у которого есть лицевая и оборотная стороны.

Очертания щита можно менять почти произвольно; герб от этого не исказится. Некоторые геральдические художники находят удовольствие в том, чтобы придать гербовому щиту странную и неожиданною форму. Иногда это, собственно, оказываются и вовсе не щиты, а конские налобники (их особенно любят на Апеннинском полуострове) или квадраты, в которых легко узнать гербовые знамёна. Это неудивительно: рыцари помещали на налобниках своих коней и на знамёнах те же фигуры, что и на щите.

Впрочем, есть особенный вид щита — в виде ромба. Его можно найти только в гербах женщин (чаще всего — в гербах незамужних девушек и вдов). Наравне со щитом-ромбом женщины могут пользоваться и щитом-овалом; но в отличие от ромба овал вполне подходит и для мужского герба.

В нескольких старинных гербах можно встретить одноцветные щиты; немецкие геральдисты называют их незанятыми, а французские, наоборот, наполненными. Герб испанского рода Менесес — щит, полный золота; у герцогов Бретонских щит полон горностаевого меха. Но таких гербов, конечно же, очень мало. Обычно щит украшен фигурами или делится на разноцветные части; для того, чтобы было легче разобраться в их расположении, каждая из частей щита получила своё название. Его верх именуется главой, низ — оконечностью. Кроме того, у щита есть правый и левый край; но тут следует учесть, что в геральдике правую и левую стороны определяют относительно рыцаря, который закрывается гербовым щитом от вражеских ударов (и относительно самого щита). Поэтому правая сторона щита (и всего герба) находится слева от зрителя, а левая — справа.

Там, где края встречаются с главой и оконечностью, располагаются углы щита (об этом не так-то просто догадаться, если щит изображён круглым!).

Наконец, середина щита называется сердцем. Иногда часть щита на границе главы и сердца именуется почётным местом, а граница сердца и оконечности — чревом.

Подобно странице книги, щит «прочитывается» справа налево (геральдически!) и сверху вниз.

Карта геральдического щита: части и направления:

АБВ — глава.

ЖЗИ — оконечность.

АГЖ — правый край.

ВЕИ — левый край.

Д — сердце.

А — чрево (или пуп).

А — правый верхний (первый) угол.

В — левый верхний (второй) угол.

Ж — правый нижний (третий) угол.

И — левый нижний (четвертый) угол.

К — почётное место (это гордое название не должно обмануть: сердце и глава считаются не менее почётными местами щита!).

Б — середина главы.

БДЗ — продольное положение.

ЕДГ — поперечное положение.

АДИ — косвенное справа положение.

ВДЖ — косвенное слева положение.

АБВЕИЗЖГ — поворот против хода солнца.

АГЖЗИЕВБ — поворот по ходу солнца.

Основные способы разделения (разбивания) щита на разноцветные части получили названия, напоминающие о боях, о метких ударах и разрубленных доспехах.

При помощи деления можно получить не только разноцветные части щита, но и простейшие фигуры в виде полос, углов и пятен: например, в дважды рассечённом щите появляется столб. Кстати, названия таких фигур — чистая условность, и столб или стропило почти никогда не связаны со строительством, а пояс и перевязь с одеждой. Задача таких фигур — не обозначать предметы, а просто придавать гербу «геральдический вид». Иметь их в гербе почётно не потому, что они символизируют что-то благородное и высокое, а потому, что сама по себе геральдика благородна и высока. Этим и объясняются торжественные названия простейших фигур — их именуют геральдическими и почётными фигурами (хотя львы и орлы не менее геральдичны и почётны).

Слева направо сверху вниз: пересечённый червлёный и серебряный щит кантона Золотурн в Швейцарии.

Рассечённый серебряный и чёрный щит — французский город Мец.

Пятикратно рассечённый золотой и чёрный щит герцогства Этоллского в Шотландии.

Дважды пересечённый серебряный, червлёный и чёрный щит немецкого графского рода фон Цеовиц.

Начетверо золото и червлень — герб французского рода де Гонто-Бирон.

В серебре черный столб — шотландский род Эрскин.

В золоте четыре червленых столба — королевство Арагонское в Испании.

В лазури серебряный пояс — город Кременчуг на Украине.

В серебре червленая глава — маркизат Монферратский в Италии.

В червлени серебряная оконечность — владения князей Гогенлоэ во Франконии (Германия ).

На стр. 48—49 слева направо сверху вниз: скошенный серебряный и лазоревый щит. Это герб еще одного швейцарского кантона — Цюрих.

Трижды скошенный червлёный и серебряный щит немецких князей Шенбургских.

Четырехкратно скошенный слева чёрный, серебряный, золотой, чёрный и серебряный щит чешских баронов Ойницких.

Скошенный начетверо серебряный и лазоревый щит — цюрихское семейство фон Вирт.

Клинчатый золотой и чёрный щит шотландских герцогов Аргайлских, вождей клана Кэмпбелл.

Пересечённый вверху и рассечённый золотой, лазоревый и серебряный щит венецианского рода Фальеро.

Рассечённый и скошенный начетверо серебряный и чёрный щит — гласный герб французов де Можирон (их фамилию можно перевести как «неправильный клин»).

Шахматно разбитый на девять серебряных и лазоревых частей щит — португальский род Квадруш.

Гербовый щит французского рода д’Арландан разбит на двенадцать беличьих и червлёных клиньев.

В золоте червлёная перевязь — великое герцогство Баденское.

В лазури три золотых левых перевязи — швейцарский род Ришар де Сан-Мартен.

В серебре червлёное опрокинутое остриё — герцог Чандосский (Англия).

В лазури золотое стропило — шведские графы Шnappe.

В червлени серебряный левый клин — баронский род Нойгауз фон Грайффенфельс.

Червлёный крест в серебре считался в Средние Века гербом святого Георгия.

В червлени серебряный косой (или андреевский) крест — английский род Невилл.

В червлени золотая кайма — графство Битш в Лотарингии.

В червлени серебряный вилообразный крест немецкого рода Дайхсель (по-немецки эта фигура так и называется — «дайхсель»).

В серебре чёрная вольная часть — английский род Саттон.

Если в щите есть фигура, там есть и поле — тот фон, который эта фигура обременяет.

Обычно фигура занимает место посередине поля. Некоторые фигуры (такие, как пояс, столб, остриё) касаются краёв щита и как бы уходят за его пределы, другие же, напротив, предпочитают помещаться в середине поля, на равном расстоянии от его границ — это относится к таким фигурам, как шары, безанты, гонты, ромбы и им подобные.

Если в одном поле встречается несколько фигур — одинаковых или разных, — они обычно делят щит по-братски и устраиваются бок о бок, не мешая друг другу. А иногда фигура сама оказывается обременена другими фигурами и служит для них полем, как в гербе княжества Невшательского.

Геральдические фигуры часто ограничены ровными линиями — но это совершенно не обязательно. В геральдике существует великое множество способов делать очертания строгих гербовых фигур разнообразными и нескучными.

Начетверо червлень с серебром и лазоревая оконечность — немецкие графы фон Дегенфельд.

В польском гербе Корчак мы находим три серебряных уменьшающихся бруска, положенных один над другим. Брусок — геральдическая фигура в виде горизонтально расположенного прямоугольника. Для брусков, образующих сужающийся ряд (как в этом гербе) существует специальное название: гамеиды.

Слева направо сверху вниз: в серебре шесть лазоревых шаров — два, два и два (или, иначе говоря, по три в два столба) — древний испанский род Кастро. Шарами гербоведы называют финифтевые круги, тогда как металлические круги именуются безантами (т. е. византийскими монетами) в память о крестоносцах, которые иногда украшали «заморскими» монетами свои доспехи.

В чёрном поле десять золотых безантов — четыре, три, два и один — герцогство Корнуэльское в Англии. Безанты, как и шары, относятся к геральдическим фигурам, поэтому золотой безант с равным успехом может обозначать монету и апельсин, а то и просто оставаться «неопределённым кругом».

Прямоугольники могут быть вертикальными, и тогда их называют гонтами (гонт — это деревянная черепица). В гербе испанского рода де Моран изображено пять гонтов — два, один и два.

Косвенные (то есть косые, наклонные) гонты сопровождают перевязь в гербе лотарингского рода Водонкур.

В гербе немецкого рода фогтов Шверинских — чёрный ромб.

В гербе русских дворян Сысоевых — три золотых ромба не просто положены, а соединены в столб. Иначе говоря — это столб, образованный ромбами.

В червлени три серебряных пояса; правый край в цвет поля — герб угасшего рода чешских баронов Швиховских.

В золоте червлёный столб, обременённый тремя серебряными стропилами — старинный герб княжества Невшатель. Сегодня оно входит в состав Швейцарии, уже не именуется княжеством и обозначается совсем другим гербом.

В серебре клинчатый зелёный и пурпурный крест. Этот герб принадлежал существовавшему с XVII века французскому рыцарскому ордену Божией Матери Кармельской и святого Лазаря. Кавалерами этого ордена были Павел I, Александр I и Суворов. В XIX веке орден угас.

Слева направо сверху вниз: в золоте червлёная глава и лазоревая перевязь — фамильный герб Христофора Колумба.

В серебре червлёная глава; поверх всего чёрная перевязь — герб графства Шаллан.

В золоте червлёные глава и андреевский крест. Обладавший этим гербом шотландский род Брюсов прославился не только на родине, но и в России. Сподвижник Петра I граф Яков Брюс был, между прочим, знатоком геральдики.

Род Цеддис (Германия): в червлёном поле серебряный, заполненный справа лазурью костыль. Средневековому человеку эта фигура напоминала грубо сколоченную ручку трости или костыля.

Британское Угольное управление: в пересечённом серебряном и чёрном поле три соединённых в пояс ромба переменных цветов.В виде ромба в геральдике часто изображаются драгоценные камни, а на этот раз показан каменный уголь, также извлекаемый из земных недр.

Герцогский род де Роган (Франция): в червлени семь соединённых сквозных ромбов (три, три и один). Сквозной может быть любая геральдическая фигура.

Род Дулан (Ирландия): в черном и серебряном клинчатом поле кольцо переменных цветов. Кольцами именуются сквозные шары и безанты; их не следует путать с «натуральными» перстнями.

Французский род Фруле-Тессе: андреевский крест, окаймлённый чёрными зубцами. Цвета я называю не всегда, ведь вы видите их сами.

Род Цайхингер (Швейцария): два выгнутых пятикратно пересечённых края.

Город Малая Вишера (Россия): в зелени составная чёрная и серебряная перевязь, сопровождаемая зубчато изломанными золотыми перевязями.

Цех столяров города Амьена (Франция): два зубчатых столпа.

1-й ряд: род Гринпахер (Германия). Обычно этот герб описывают как серебряную волнистую левую перевязь в скошенном слева золотом и чёрном поле. Но с таким же успехом можно назвать этот щит дважды волнисто скошенным слева.

Род Ловел (Англия): пятикратно облачно пересечённый золотой и червлёный щит.

Род Стрэнгмен (тоже из Англии): пнистая перевязь переменных цветов в скошенном чёрном и серебряном поле.

Род Перль (Германия): в червлени золотое косвенно слева опрокинутое стропило, заполненное чёрным. Или, иначе говоря, дважды скошенный в опрокинутое стропило чёрный, золотой и червлёный щит.

2-й ряд: род Ринестейн (Нидерланды): в серебре два червлёных противостеннозубчатых пояса и лазоревая выщербленная кайма.

Обычно количество зубцов, извивов и изломов не учитывается. Но, если их немного, допускаются исключения. Владетельные графы Шлиц фон Герц (Германия): две чёрных перевязи, каждая о трёх стенных зубцах.

Княжество Ингерманландское (Россия): в лазури две стеннозубчатые сообразно щиту серебряные перевязи. Слова «сообразно щиту» означают, что зубцы повёрнуты по оси щита, а не перпендикулярно самой перевязи, как обычно.

Род Брюк (Германия): в пересечённом золотом и лазоревом щите серебряный, стеннозубчатый снизу пояс о четырёх зубцах и трёх просветах. Герб гласный: «брюкке» переводится как «мост».

Особенно многочисленны и затейливы варианты крестов. Некоторые из них имеют украшения на концах, а потому обыкновенно изображаются отвлечёнными. Это относится и к крестам, имеющим расширяющиеся концы — таким, как уширенный и дугообразно уширенный (он же лапчатый).

Вверху справа: средневековое королевство Иерусалимское: в серебре золотой иерусалимский крест. Так называется костыльный крест, сопровождаемый по углам малыми костыльными (а иногда — греческими) крестами. Согласно старинной легенде, правило наложения цветов специально нарушено в этом гербе: необычное сочетание золота и серебра должно напомнить о подвигах крестоносцев, основавших королевство.

Слева: королевство Греческое: равноконечный отвлечённый крест (иначе именуемый греческим).

Княжество Волынское на Украине: уширенный крест.

Французские дворяне Партене: вписанный лапчатый крест.

Графство Дельменгорст в Германии: лапчатый заострённый на конце крест. Остриё как бы приделано к кресту; это обозначено формулой «на конце».

Английский род Верри: перекрещённый крест.

Глава шотландского клана Реттрей: три перекрещённых заострённых креста — два и один. На этот раз всё нижнее плечо каждого креста заострено и сужается.

Лотарингский род Кабу: мальтийский крест (по форме он мальтийский, по расцветке — клинчатый).

Немецкий род Швабе: столб, обременённый двойным мальтийским лапчатым крестом.

Слева направо сверху вниз: польские графы Потоцкие: тройной крест без правого нижнего плеча.

Словацкий город Зволен: клиновидно уширенный и заострённый на конце патриарший крест (то есть двойной крест, у которого нижнее плечо длиннее верхнего). Двойные, тройные и тому подобные кресты изображаются, как правило, отвлечёнными.

Ихпальянский город Пиза: ключевой крест (его концы напоминают ушки средневековых ключей) с безантами на углах. Часто крест такой формы именуется просто пизанским.

Графство Тулузское во Франции: тулузский крест (соответствующий сквозному пизанскому).

Немецкое семейство Гюнтер: в скошенном начетверо золотом и чёрном поле ельчатый крест переменных цветов.

Округ Синьи-Авене в Швейцарии: в поле, скошенном червленью и лазурью, серебряный трилистный крест (символ покровителя этих мест — святого Маврикия).

Исуханский род Муньос: в золотом поле червлёный процветший крест.

Английский род Уитгифт: в серебре лазоревый процветший на концах крест, каждое плечо которого покрыто золотым безантом. Термин «покрыто» означает, что безанты не только обременяют плечи креста, но и слегка выходят за их пределы.

Княжество Пирмонт в Германии: в серебре червлёный якорный крест.

Герцогство Калабрия в Италии: в серебре чёрный костыльный крест.

Итальянские графы Гритти: в верхней части пересечённого щита — латинский крест (по сути дела, это отвлечённый повышенный крест).

Знатный английский род Визи: крест, обременённый патриаршим крестом.

Быть может, вы уже заметили (а если нет, то постарайтесь заметить сейчас), что если поле металлическое, то фигура — финифтяная, и наоборот. Это объясняется специальным геральдическим правилом, которое не разрешает помещать металлические фигуры в металлическом поле, а финифтяные — в финифтяном. Иногда гербоведы называют это правило основным геральдическим законом.

Однако этот закон имеет множество исключений. Например, старинный, проживший уже несколько столетий герб считают правильным, какие бы поля и фигуры в нем не сочетались. Такое же изъятие из правил делается для гербов, утвержденных владетельными государями.

Основной закон не касается мехов. Разноцветные поля и фигуры тоже не подпадают под его действие — примером тому может послужить уже знакомый вам герб Кабу.

И, конечно, этот закон, установленный для фигур и полей, не следует применять к сечениям. Так, вполне правилен герб чешских графов Вратиславов Митровицких — рассечённый чёрный и червлёный щит. Этот герб так прост, что я его даже не рисую. Попытайтесь вообразить его сами.

То, что основной закон не относится к разделению щита, позволяет гербоведам хитрить. Иногда они разрешают помещать геральдические фигуры в полях «неподходящего» цвета, под тем предлогом, что это не фигуры, а сечения щита в виде фигур! В этих случаях при описании к названию фигуры обычно добавляется слово «включённый».

Разноцветные деления и неровные границы позволяют создавать бесчисленные варианты простейших форм. Но существует и другой способ разнообразить геральдические фигуры. Их можно потеснить с привычного места в щите, изменить их обычные пропорции, как, например, в гербе моравского города Брно: «В червлени серебряные пояс и узкая глава» или в гербе Вены (столицы Австрии): «В червлени серебряный повышенный крест». Соответственно, фигуры могут быть широкими (как крест в гербе города Тулона), пониженными, смещёнными вправо или влево. Фигуру, которая привыкла прилегать вплотную к краям поля, можно от них оторвать — и получится отвлечённый вилообразный крест, как в гербе шотландского графа Гленкернского, или отвлечённая кайма, как в гербе немецкого дворянского рода фон Зюдов. И наоборот, фигуру, к этому непривычную, можно упереть краями в границы поля — как в гербе венецианского рода Коррарио, где мы видим вписанный ромб (полное описание этого симпатичного герба — «в пересечённом серебряном и лазоревом щите вписанный ромб переменных цветов»), или у швейцарского рода Сенн фон Мюнзинген («в червлени серебряный вписанный костыль»).

Иногда же одинаковых фигур так много, что они не удерживаются в пределах щита и как бы выплёскиваются из него — примером могут послужить безанты из герба рода фон Бентхейм. О таких фигурах говорится, что поле усеяно ими и что в гербе их — без числа.

Одинаковые фигуры можно заставить тесниться друг к другу, как это делают сдвоенные пояса в гербе французского рода Рубанпре.

Деления щита тоже могут быть бесчисленными. Всмотритесь в герб Хорватии: в нем, казалось бы, червлёное поле усеяно соприкасающимися серебряными квадратами — или, наоборот, серебряное поле усеяно червлёными... На самом деле щит многократно рассечён и пересечён. В геральдике такой щит называют шахматным. Обычно это название даётся щиту, который и рассечён, и пересечён не менее трех раз; в ином случае количество сечений надо определять. Некоторые геральдисты, впрочем, предпочитают называть количество получившихся при делении частей. Примерами могут послужить девятичастный (дважды рассечённый и дважды пересечённый) щит в средневековом гербе владетельных графов Женевских и дважды рассечённый и четырёхкратно пересечённый лазоревый и серебряный щит грозного герцога Альбы. Если же на клетки поделена «длинная» фигура, как глава, стропило или пояс, — тогда она считается шахматной, даже если продольных рядов немного. Таков шахматный в три ряда пояс в гербе рода Стюартов.

К шахматным щитам близок герб королевства Баварского — щит, разбитый на косвенные серебряные и лазоревые ромбы.

Деления и геральдические фигуры — это основа геральдики, но это не вся геральдика. Большую часть гербов украшают фигуры, называемые негеральдическими, поскольку то что они изображают, встречается не только в геральдике.

В свою очередь негеральдические фигуры принято разделять на изображение того, что существует в природе, и того что сделано руками человека — на фигуры естественные и искусственные.

Итак, естественные фигуры. Рассказ о них лучше всего начать с изображений того, что выше и важнее всего на свете — с изображений Бога.

Бога-Отца невозможно ни видеть, ни вообразить. Иногда (и в церквах, и в гербах) Его рисуют в виде седобородого старца, но это лишь условность, к тому же не очень удачная. Зато изображение Бога-Сына как человека (Иисуса Христа), а Бога-Духа Святого в виде голубя вполне правомерно — ведь именно такими Они явились людям. Примерами могут послужить Распятие в гербе шотландского города Инвернесса и сияющий голубь чешского католического епископства Градецкого. Герб епископства Солсберийского в Англии — Младенец Христос на руках Богоматери. Таких гербов немало, особенно в церковной геральдике. И всё-таки у них есть очевидный недостаток: нескромность. Не очень-то смиренно считать изображение Бога своей собственной эмблемой!

Бога, Его присутствие и Его волю обозначают рукой, выходящей из облаков; это скромнейший и лучший способ. Иногда Божия рука благословляет, иногда — держит оружие (в знак того, что Бог готов защитить тех, кто в этом нуждается), венец (которым Бог венчает достойного) или что-нибудь еще. Порой символически изображают Око Божие в виде лучезарного треугольника (таков герб лютеранского епископства Гётеборгского в Швеции).

Люди в гербах встречаются разные. Цари, красавицы, воины, крестьяне, монахи... Часто — это конкретные люди: святые, правители, герои. Но узнают их в гербе не по портретному сходству, а по одежде, по специальным знакам — атрибутам; а чаще всего человек в гербе не имеет имени. В гербе княжества Рязанского, к примеру, мы встречаем князя (просто князя: кого именно, неважно, хотя традиция и связывает это изображение с Олегом Рязанским). Вот описание рязанского герба: «В золоте князь в зелёном одеянии и в зелёной шапке, опушенной чёрным мехом, и в червлёных сапогах, имеющий в правой руке серебряный меч и держащий в левой руке чёрные ножны». Заметьте: если бы князь сидел, обратившись в сторону, если бы его лицо и руки были серебряными или лазоревыми — всё это было бы описано. Но князь стоит прямо, повернувшись к зрителям, а его лицо и руки имеют естественный, телесный цвет; это считается обычной позой и обычным цветом, а потому не упоминается.

В Средние Века европейцы полагали, что глубины лесов и дальние пустынные страны населены дикарями — полулюдьми-полуживотными, покрытыми шерстью и одетыми в дубовые листья. Считалось, что эти лесные чудовища неукротимы, бесхитростны и живут в полном согласии с природой. В геральдике дикий человек встречается очень часто. Обычно он имеет вид бородача с дубиной и двумя дубовыми зелёными венками, один из которых надет на голову, а другой заменяет штаны. Таков он в гербе княжества Кондийского: «В зелёном поле дикарь, правой рукой держащий серебряную дубину на плече, а левой подбоченившийся». В этой же позе стоит червлёный дикарь в гербе Лапландии, но его венки свиты из берёзовой листвы. Такие детали необходимо упоминать в описании.

В гербах бок о бок сосуществуют представители разных народов — европейские рыцари и турецкие воины, краснокожие индейцы и тёмнолицые африканцы... Кстати, «настоящие» африканцы, имеющие очень тёмный натуральный цвет кожи, присутствуют в геральдике не так давно; зато пучеглазые забавные «мавры», изображавшиеся обычно чёрной финифтью, появились в гербах еще на заре геральдики. Такими чернокожие люди виделись рыцарям и герольдам, причем далеко не всегда этот взгляд был полон неприязни. В виде мавров изображали и глубоко почитаемых святых — Маврикия, Валтасара. Есть, конечно, в геральдике и мавры-враги. В память о борьбе с африканскими пиратами обращённая вправо отсечённая голова такого мавра оказалась в гербе королевства Корсики.

Кстати, в геральдике отсечённая голова — это вовсе не обязательно мёртвая голова. Отсечённой просто-напросто именуется часть тела, если она не выходит за края щита, а ограничена ровной линией. Можно было бы просто сказать — отвлечённая голова; но существует и другой способ «отвлекать» часть тела — она может быть оторванной, с развевающимися клочьями. Все эти кровожадные названия заставляют думать не столько об увечьях, сколько о щедрой и причудливой фантазии геральдических художников.

В гербах можно встретить ноги и зубы, глаза (как в гербе города Глазова в Удмуртии) и уши, сердца и бороды, а чаще всего — руки, которые изображаются или от кисти руки до плеча и тогда называются просто руками, или только до запястья; тогда они именуются дланями. Если длань (или рука) правая, это не упоминается в описании. Для длани обычная поза — пальцами вверх; рука обычно согнута в локте наподобие опрокинутого стропила. В гербе шотландских баронетов Мэтсонов мы находим «в серебре три червлёных отсечённых длани, две и одну, и такую же кайму», а гербом старинного славянского королевства Рама на Адриатике была «отсечённая рука, облечённая в серебряные латы, с серебряным мечом, имеющим золотой эфес, в червлёном поле».

Ангелы изображаются и описываются по таким же правилам, что и человек. Впрочем, они не всегда выглядят просто как крылатые люди — даже в гербах. Об этом напоминает серафим — шестикрылый ангел — в гербовом щите итальянцев Букафоко. Те же общие правила касаются и чертей; но они очень редко оказываются в гербах, и почти всегда — под ногами попирающего их архангела. Впрочем, так им и надо.

Рассказ о гербовых животных начинается с самого царственного из них — орла.

О том, что орёл значит для Древнего Рима, уже говорилось в начале книги. В Византийской империи орёл стал одной из императорских эмблем и со временем приобрёл вторую голову. До сих пор до конца не понятно, почему это произошло. Скорее всего, двуглавый орёл был принят в память о времени, когда Византией управляли два императора, и символизировал единодушие этих императоров и всех византийцев: голова у каждого своя, а сердце одно на всех.

Единство в многообразии! Не правда ли, звучит вполне современно?

Над каждой из голов помещалась корона. Большая корона венчала всего орла.

Многие считают, что двуглавый орёл был гербом Византии; но ни правил геральдики, ни гербовых обычаев византийцы не знали и не признавали. Кстати, именно поэтому разные авторы по-разному описывают цвета византийского орла — в действительности строго определённых цветов он никогда не имел.

Наиболее известен вариант с золотым орлом на красном фоне — просто потому, что в Византии царственную птицу часто вышивали золотом на дорогой ткани, а красная ткань считалась самой роскошной.

Повседневная жизнь византийского орла тоже не была по-настоящему гербовой: императоры никогда не помещали его ни на щитах, ни на своих печатях.

В гербах западных рыцарей орёл с двумя головами изредка встречался еще на заре геральдики; в это время он не считался связанным ни с императорским саном, ни с Византией. Таков червлёный орёл в гербе французского рода Бусико.

Варианты герба Священной Римской Империи до и после реформы Сигизмунда Люксембургского.

Но со временем двуглавый орёл византийских монархов понравился и западным императорам. Дело в том, что с X века западной римской империей управляли германские короли. Каждый из них имел право стать императором, но не каждый успевал за время своего правления добраться до Рима и короноваться императорской короной. Те, кому это удавалось, были рады отразить это в своем гербе.

Как вы помните, первоначальным гербом Римской империи был чёрный орёл в золотом поле. На этот герб имели право все германские короли, вне зависимости от того, короновались они в Риме или нет. Со временем появилась идея: оставить одноглавого орла германским королям, которые ещё не успели короноваться, а императорского орла сделать двуглавым. В начале XV века император Сигизмунд Люксембургский окончательно узаконил это изменение. Вскоре он добавил к каждой из голов нового орла по золотому нимбу. Этим Сигизмунд желал показать, что управляемая им держава благословлена небесами и священна (ее так и называли: Священная Римская Империя).

Когда римский орел стал двуглавым, знатоки и любители геральдики увлеклись и стали искать повода для того, чтобы добавить третью голову. Вспомнили об императоре Фридрихе II, который правил задолго до Сигизмунда и был не только королем Германии и императором Рима, но и монархом Иерусалимского королевства. Первая попытка сделать императорского гербового орла двуглавым относится именно ко времени Фридриха; только тогда эта попытка не возымела успеха. Зато в XV веке многие геральдисты поспешили заявить, что обладатель трёх таких корон должен был бы иметь в гербе трёхглавого орла... Едва ли не единственный след этой гербовой фантазии мы находим в сегодняшнем гербе Вайблингена — небольшого округа в Германии, когда-то входившего в родовые владения Фридриха II.

Гербы Бусико и Вайблингена

Что касается одноглавого орла — доставшись германским королям, он со временем стал обозначать не Рим, а Германию, и сегодня именно его мы встречаем в Германской республике.

В конце XV века двуглавый орёл появился на печатях Великого князя Всея Руси Иоанна III. Поводом для этого была женитьба великого князя на византийской принцессе, а причиной — желание Иоанна ни в чём не уступать Римскому императору. Неудивительно, что первый русский орёл был похож на своего византийского собрата, но употреблялся по-западному, на печати.

Со временем вид орла менялся — и на западе, и в России. В XVII веке орёл царя Московского обычно изображался с тремя коронами, со знаками царской власти — скипетром и державой — в лапах, со щитком на груди; в щитке красовался царь на коне, поражающий дракона. Дракон символизировал врагов царя и страны. Всё это было похоже на герб, но гербом не было. Цвета орла и фона, на котором он должен помещаться, всё еще не были определены (хотя чаще всего орёл был золотым или «натуральным» и помещался на белом или красном фоне). Настоящий герб Россия получила только при Петре I, который в подражание императору Римскому установил чёрную тинктуру для орла и золотую — для поля. Эти цвета герба сохранялись и при преемниках Петра на российском престоле.

Догеральдические орлы Иоанна III и Алексея Михайловича

В начале XIX века Римская империя распалась под ударами войск Наполеона, при этом её последний император не захотел терять свой титул и поспешил провозгласить оставшиеся в его руках владения (Австрию, Венгрию, Чехию и другие земли) Австрийской империей; а гербом этого государства стал немного изменённый орёл императоров Римских.

Личный герб российского императора

Не надо думать, что двуглавый орёл помещался только в гербах императоров и империй. В 1914 году, например, кроме монархов России и Австрии, его имели в гербе и три короля — Сербский, Черногорский и Албанский, а также князь Шварцбургский и, кроме того, вольный город Любек. Почему речь идёт именно о 1914 годе? Потому что в этом году началась первая мировая война; за ней последовала череда революций и реформ, и судьбы многих гербов существенно переменились...

Вероятно, вы заметили, что цвет орлиных лап, клювов и языков может отличаться от цвета самого орла. В геральдике существует специальное название для тех частей тела у животных, которые выделяются другим цветом — их именуют вооружениями.

У геральдических птиц вооружениями, как правило, бывают клюв, лапы, а также язык (если только его не описывают отдельно). Часто на теле орла появляется еще одна деталь, выделяемая другим цветом — крыловая дуга.

Обычно она имеет вид полосы с трилистным украшением на концах, но есть и другие варианты. Например, в гербе герцогства Крайнского мы находим на груди орла «обременяющую грудь и крылья дугу в виде полумесяца, шахматно разбитую в два ряда сообразно своему изгибу, золотую и червлёную». В гербе провинции Южный Тироль в Италии орёл имеет «обременяющую крылья уширенную на концах, вписанную золотую дугу», а в старинном гербе герцогства Силезского дуга украшена посередине крестом. Эти диковинные фигуры напоминают о временах рыцарей, об их снаряжении. Часто гербовые фигуры были не нарисованы прямо на рыцарских щитах, а выложены из кусочков окрашенной кожи. Эти куски старательно приклеивались и прибивались к щиту; изображение орлов к тому же для большей прочности укрепляли специальной дугообразной скобой. Иногда ее закрашивали и маскировали, иногда — наоборот, выделяли и украшали; тогда-то в гербах и появились крыловые дуги.

Разница в расцветке вооружений может быть почти незаметной, но тем не менее она важна с точки зрения геральдики. Например, старинный королевский герб Польши — «в червлени серебряный, вооружённый и коронованный золотом орел» — считается отличающимся от сегодняшнего герба Польской республики, в котором у белого орла выделены золотом только клюв, когти и корона.

Ни на вооружения, ни на крыловые дуги, ни на другие дополнительные фигуры и части фигур (такие, как короны над головами) основное правило не распространяется.

Иногда крылья орла изображаются опущенными, иногда — расправленными и воздетыми. В средневековой геральдике между этими позициями не проводилось никакого различия. Да и в наши дни зелёный орёл английского рода Монтремеров или шахматный орёл княжества Моравского появляются то с поднятыми, то с опущенными крыльями. Но иногда действуют другие обычаи; например, крылья у государственного германского орла непременно опущены, а у русского — подняты. Поэтому сегодня некоторые гербоведы предпочитают определять позиции крыльев (например, орла с поднятыми крыльями считать обычным и никак специально не описывать, а орла с опущенными крыльями называть взлетающим). Этот обычай действует и в России.

Как правило, орёл поворачивает голову геральдически вправо. Представьте себе орла на щите, а щит — на боку рыцаря; если бы орёл был развёрнут влево, получалось бы, что он смотрит куда-то назад, в то время как его хозяин скачет вперёд... По этой же причине все живые существа в геральдике развернуты вправо (правило поворота). Это не значит, что исключений не бывает; напротив, их множество. Но такое отступление от правила обязательно следует упомянуть в описании. Поэтому орёл с мечом и якорем в гербе русских дворян Прончищевых — обернувшийся. Орёл может быть изображён и в пояс, как на щите швейцарцев фон Эптингенов. В принципе орла можно изобразить и с головой, обращённой прямо (то есть на зрителя, анфас; такой поворот головы блазонируется словом «настороже»). Но у орла настороже пропадает его замечательный профиль, а потому такая позиция почти не встречается в геральдике.

Если лапы орла развёрнуты в одну сторону, то его именуют обращённым (вправо, как в гербе сибирского города Нерчинска, или влево). Наконец, в гербе финляндских дворян Орнов орёл не только обращён влево и оборачивается, но и имеет закрытый лёт. Лётом в геральдике называют пару крыльев.

Часто в гербах можно встретить части орла — голову, лапу, лёт (как в гербе французского рода д’Арно) или одно крыло. Лапа с крылом пришла из польской геральдики в русский герб графов и дворян Блудовых. А иногда, наоборот, орёл оказывается изображён без клюва, языка и лап. Тогда он именуется алерионом. Едва ли не самые знаменитые алерионы украшают герб герцогов Лотарингских. Этот герб — гласный, хотя догадаться об этом не просто. По-французски Лотарингия — это Lorraine. Если посчитать две буквы за одну (как часто делали в Средние Века) и поставить их в другом порядке, получится alerion — алерион.

Орёл в щите не очень-то похож на орла в небе. Точно так же и гербовые львы мало походят на настоящих. Как и подобает геральдическим животным, они живут по своим, особым обычаям.

Ни одно животное не встречается в гербах так часто, как лев — то вставший на дыбы, то крадущийся, то прыгающий. Всё это можно блазонировать, пользуясь специальными названиями, установленными в геральдике для четвероногих тварей. Чёрный лев графства Фландрского — восстающий, а лазоревые львы герцогства Шлезвигского — идущие. В гербе шотландского графства Ангусского мы видим червлёного идущего льва настороже, а золотой лев княжества Сайн в Германии — восстающий настороже. Запомнили эти названия? А теперь запомните, что львов так не называют. Дело в том, что ещё в Средние Века для царя зверей, в отличие от прочих геральдических животных, были придуманы свои, немного странные определения.

Фландрский лев, например, это просто лев, а ангусский — это леопард. Шлезвигские звери — леопардовые львы, а в гербе Сайна находится львиный леопард.

Может показаться, что средневековые люди были не способны понять разницу между львом и леопардом. Но на самом деле они просто чувствовали разницу между тем, что есть в природе, и тем, что может быть в геральдике.

Самый знаменитый и замечательный из русских львов — это, конечно, львиный леопард великого княжества Владимирского, держащий в лапах крест. Почти так же выглядит львиный леопард и в гербе города Владимира-на-Клязьме (только крест он держит одной лапой и корона у него на голове выглядит иначе).

Собственно, слова «лев» и «леопард» обозначают в геральдике не разные виды животных, а разные положения головы. Точно так же «львиный» и «леопардовый» — это не более чем обозначения того, как расположены туловища и лапы зверей.

Существует и множество других поз. В гербе ирландских баронетов Мак-Магонов — три леопардовых льва, из которых два — обернувшиеся. В гербе Курземе (одной из провинций Латвийской республики) мы видим льва, обращённого влево, а англичане Эттуотеры украсили свой герб двумя сидящими сообращёнными леопардами, имеющими одну голову. Довольно часто хвост льва оказывается раздвоенным — как, например, в гербе Чехии. А щит королевства Далматинского украшен тремя головами леопардов — две и одна. Среди других замечательных львов: лежащий лев (под орлом) в гербе Белгородской области; двуглавый лев англичан Мейсонов; лев, обременённый шахматными перевязями в гербе родичей легендарного дона Жуана — рода де Тенорио; лев в капюшоне немцев Крамеров; львиный леопард с завязанным хвостом итальянских графов Борелли; три лазоревых леопарда Эстонии...

Итак, леопардом называется лев настороже. А если в гербе изображают настоящего леопарда, то именуют его барсом.

В псковском гербе, например, мы видим идущего барса. Над ним — благословляющая десница Божия (в городском гербе — в виде раскрытой ладони; в земельном гербе благословение «двуперстное»).

А вот геральдическая пантера существенно отличается и от барса, и от леопарда. Согласно древнему поверью, пантера источает чудесное благоухание и потому её любят и считают «своей» все животные. Желая проиллюстрировать эту легенду, средневековые люди составили геральдическую пантеру из нескольких животных: отчасти она похожа на льва, отчасти — на орла, морда (кроме пасти) подобна конской, а на голове красуются бычьи рога. Труднее всего было изобразить запах, но удалось и это: его роль сыграли языки пламени. Самая знаменитая пантера украшает герб герцогства Штирийского в Австрии.

Ещё один замечательный геральдический зверь — это грифон, состоящий из львиных и орлиных частей (впрочем, его острые торчащие уши не похожи ни на львиные, ни на орлиные). В образе грифона соединяются царь зверей и царь птиц, земля и небо. Червлёный грифон герцогов Померании — один из самых знаменитых в геральдике. В гербах множества княжеств, входивших во владения герцогов Померанских, тоже можно найти грифонов — самых разнообразных, в том числе и одного пятикратно скошенного слева — это герб герцогства Померанской Вандалии.

Часто в гербах встречаются драконы — с перепончатыми крыльями, парой могучих лап и торчащими ушами (кстати, уши могут изображаться у всех гербовых пресмыкающихся). «В серебре чёрный дракон с червлёными крыльями, языком и концом хвоста, и золотыми клювом и когтями» — герб царства Казанского. Обычно у драконов нет клювов, но исключения вполне возможны. Четвероногий дракон именуется крылатым змеем (или просто змеем).

На первый взгляд дракон и змей — несимпатичные существа, подходящие разве что для обозначения злобы, гнева и других пороков. Но иногда и змей, и дракон оказываются символами силы, правосудия и благополучия. Дракона считают одной из эмблем легендарного короля Артура.

Не следует путать змея со змеёй, которая тоже играет в геральдике существенную роль. Обычно она изображается ползущей, как в гербе Висконти, герцогов Миланских (здесь она пожирает — а, может быть, и изрыгает — ребенка).

Сродни драконам и змеям свирепые василиски, многоглавые гидры (символ раздоров и революций) и другие чудовища; обычно их помещают в щите для того, чтобы показать: вот с какими омерзительными врагами борется хозяин герба, вот кого он побеждает...

Единорог — напротив, одно из прекраснейших гербовых существ. Он могуч и грациозен. Издревле он служит символом благородства, непобедимости, рыцарственного отношения к дамам. В теле единорога соединены конские и козлиные черты, хвост подобен львиному, а посередине лба красуется витой рог. Таков восстающий (переменных цветов) единорог чешских баронов Уездских. Правда, в России и Польше единороги часто имеют конские хвосты.

Не совсем обычен вид анталопа, или геральдической антилопы (её нетрудно узнать по зазубренным рогам; в гербе английского рода Дайтонов она имеет переменные цвета в рассечённом поле). Впрочем, антилопа может быть и натуральной — то есть выглядящей более естественно.

Самая причудливая гербовая птица — это, несомненно, мерлета (что по-французски означает «маленький дрозд»). Мы находим их в гербе старинного рода Богарне. Мерлета — несчастное существо с взлохмаченными перьями, без ног и клюва, а иногда и со сквозной дырой вместо глаза. Она могла обозначать тяжесть ран, полученных в боях, или тяжёлое положение, в котором оказался обладатель герба.

Не менее интересен гербовый страус. Почти всегда его клюв сжимает подкову, как в гербе австрийского города Лёбена, гвозди или ключ в знак того, что неприхотливый страусиный желудок, согласно старинному поверью, способен справиться даже с такой пищей. Но гораздо чаще самого страуса в гербах можно встретить его перья — обычное украшение шлемов, а иногда и щитов.

Журавль в щите латвийского города Гробиня — символ бдительности; это тоже объясняется старинной легендой: ночуя, журавли выставляют часовых; боясь задремать, часовой стоит на одной ноге, а в поднятой держит камень, заменяющий ему будильник. Стоит журавлю на посту забыться — камень падает с шумом. Поэтому журавлей обычно изображают с «бдительностью» в лапе.

Павлин — символ гордости, победы и бессмертия. Но в гербе города Серпухова он появился попросту потому, что когда-то монахи разводили там живых павлинов.

Хвост павлина обычно изображается зелёным с натуральными «глазками».

Перечислить всех животных, встречающихся в геральдике, просто немыслимо. В гербе Жемайтии (старинного княжества Самогитского) в Литве мы встречаем восстающего медведя, в гербе графского рода фон Хойя — медвежьи лапы, а в гербе немецкого семейства Пербандтов сидящий медведь беседует с ежом. Червлёный обращённый олень — герб венгерских графов Шемшей. Волк может появиться целиком (у португальцев Куэйнаду) или только показать свою пасть (в гербе чешских князей Кинских — три выходящих из левого нижнего угла и загнутых вправо волчьих зуба). В гербе великих герцогов Мекленбургских — немецкого рода, происходящего от славянских князей, — мы видим оторванную бычью голову, а в гербе княжества Верле, входившего в состав Мекленбурга — отвлечённую голову быка в левую перевязь. Впрочем, попадаются и животные «попроще». Графы Цеппелины гордятся ослиной головой в лазоревом щите, а венгерский род Чорон — семейной сценой из жизни свиней.

Из домашних животных особого внимания заслуживают собаки. Существуют три традиционные геральдические собачьи породы: это гончие, волкодавы и лопоухие сторожевые псы; примерами могут послужить гербы французских маркизов де Николе, германских графов Тоггенбургских и англичан Уолсли.

Кроткий и беззащитный ягнёнок — символ Христа, Который предпочёл спасти мир не силой, а уговорами.

Среди водных тварей самые царственные — дельфины. Из-за внешнего сходства геральдисты причисляют их к рыбам и часто изображают с жабрами, как в гербе французской провинции Дофинэ (на латыни она называется Дельфинатус): «лазоревый, вооружённый червленью дельфин в золотом поле». Именно такова обычная поза геральдической рыбы.

«Подводную» геральдику мы находим в гербах немецких князей Сальмских (два противообращённых лосося; латинское название этой рыбы — «сальмо»), чешского города Литовля (карп и щука в столб), немецких баронов Граднеров (рыбий скелет в пояс) и многих, многих других. Летучие рыбы иногда изображаются с птичьими крыльями (чему примером служит приводимый здесь герб немецких графов фон Брокдорфов).

В Средние Века люди, ехавшие за море поклониться христианским святыням в Палестине, в память об этом нашивали на одежду ракушки. Многие рыцари, совершавшие такое путешествие, украсили свои гербы раковинами; им стали подражать другие, и раковины в гербах расплодились до чрезвычайности.

Три чёрных раковины в их обычном геральдическом виде украшают герб австрийских князей фон Меттернихов.

Из мелких тварей в гербах чаще всего встречаются трудолюбивые пчёлы, хотя место находится и для бабочек, и для комаров, и для пауков — как в гербе англичан Четтлов.

Особое место в геральдике занимают полуживотные-полулюди. Кентавры почти всегда изображаются стреляющими из лука; в гербе литовских князей Гедрайтисов кентавр целится в собственный змееподобный хвост. Женщины-рыбы называются сиренами; часто они держат в руках зеркало и гребень. Орёл с человеческой головой — это гарпия. В гербе города Нюрнберга императорский орёл и портрет императора в короне соединились в одной фигуре — получилась гарпия. Но обычно гарпия имеет девичьи голову и грудь.

В геральдической фауне есть и свои редкие животные. Некоторые из них пришли из мира сказок и легенд, как ужасные мантикоры и могучие ялы; некоторые известны только в геральдике — например, энфилды и апры, или изображенный здесь чудовищный дракон сеньоров Мондрагонских. Он имеет человеческую физиономию, а его грива и борода состоят из змей. Другие, напротив, существуют на самом деле, а в геральдике почти не появляются — как, например, скопы, травники и вырезубы, с которыми можно столкнуться в русских городских гербах. Чтобы свободно разбираться в гербовой живности, гербоведу — тем более, геральдическому художнику — приходится заглядывать и в старые геральдические трактаты, и в книги по биологии.

Иногда, стараясь привести в порядок всё, что попадается под руку, геральдисты разделяют геральдических животных на естественных и фантастических. Но это попросту неверно: для создавших геральдику средневековых людей — а, значит, и для самой геральдики — дракон был так же реален, как волк, а крокодил так же сказочен, как Мальчик-с-пальчик. Кем считать гербовую антилопу и леопарда — естественными или фантастическими тварями? А зайцы, играющие на волынках, в гербе английского рода Фитц-Эркалд? Это всего лишь обычные зайцы; но геральдический мир, в котором они живут, насквозь условен и фантастичен.

То же самое можно сказать и о гербовых растениях.

Лилия и роза — любимые дети геральдики. Среди гербовых растений они занимают такое же место, как орёл и лев — среди гербовых животных.

Издревле лилия служила символом царственности и блистательности; белая лилия, кроме того, обозначала чистоту, безгрешность. Поэтому особенно часто белые и золотые лилии сопровождали изображения Божией Матери.

Самые знаменитые гербовые лилии украшают лазоревый щит королей Франции. Первоначально поле их герба было усеяно золотыми лилиями; всё это, вероятно, обозначало Царствие Небесное и его великолепие. В конце XIV века число лилий было сокращено до трёх — в честь Троицы.

В гербе старинной английской школы — Итонского колледжа — геральдическая лилия сосуществует с тремя садовыми или натуральными (впрочем, они тоже сильно отличаются от настоящих).

Особенная — процветшая — лилия помещается в городском гербе Флоренции.

Гербовые розы больше походят на цветки шиповника. Обычно они изображаются с пятью лепестками, иногда — с четырьмя, а у садовой розы лепестки помещаются в два или три ряда без числа. Роза может быть убрана другим цветом по краю и посередине. Чёрная роза, убранная золотом посередине и зеленью по краю, служила гербом баронам Устинским в Чехии.

С розами не следует смешивать пятилистники — чисто геральдические растения, похожие на цветок, но не имеющие никакого «убора» ни по краю, ни посередине (как пробитые пятилистники герцогов Аренбергских; здесь кружок посередине каждого пятилистника — это не сердцевина цветка, а отверстие, через которое видно поле). Существуют, кроме того, шестилистники, восьмилистники, четырёхлистники. А вот трилистники, как правило, изображаются со стеблем и соответствуют обычному листу клевера. Нередко трилистник помещается в гербе как ирландский символ (например, в гербе Маккриди) — в память о святом Патрике, просветителе Ирландии, который принёс в эту страну христианство. Объясняя ирландцам, как Троица (Отец, Сын и Дух Святой) может быть единым Богом, Патрик показал это на примере трилистника: вроде бы три листа, а на самом деле — один.

Рутовый венок в гербе Саксонии больше всего похож на зелёную корону, которую расплющили и прибили к щиту. Геральдические листья кувшинки герцогства Энгернского в Германии изображаются так причудливо, что их иногда путают с «рогами» жука-оленя. Даже крапива способна принять в гербе изысканный вид, особенно если уложить шесть её стеблей в звезду, как у русского города Крапивни.

Деревья часто бывают вырванными — иначе говоря, с обнажёнными корнями. Некоторые геральдические художники предпочитают рисовать деревья с густыми, «натуральными» кронами, но более изысканно-гербовым считается изображение дерева лишь с несколькими ветвями. Их изгибы складываются в сложный узор. В щите рода русских дворян Дубенских — дуб, у старинного французского семейства Креки — червлёная дикая вишня, а у польских графов Домбских — сосна.

Королевство Шотландское: в золоте червлёный лев с лазоревыми когтями, языком и зубами, окружённый процветшей и противопроцветшей длинной отвлеченной каймой. Эта причудливая кайма встречается во многих шотландских гербах (прежде всего — в гербах семейств, породнившихся с королевской династией) и сама по себе считается символом Шотландии и ее геральдики.

В гербе англичан Фоксов — процветшая кайма.

Герб шотландского семейства Гладстонов украшает процветшая отвлечённая кайма. Немецкий род Бургкмайр: чёрный и золотой щит разделён медвежьей мордой.

Среди геральдических растений и тварей попадаются геральдические фигуры и даже способы деления щита.

Потомственные бельгийские кавалеры Пито ле Бопре: в лазури змеиный крест. Еще один пример того, как геральдическая фигура способна обнаружить свою «животную натуру»!

Королевство Египетское: в лазури серебряный полумесяц, сопровождаемый тремя такими же пятиконечными звёздами (одна и две).

Испанский род де Солис: в золотом поле червлёная тень пламенеющего солнца, поражающая лучами восемь возникающих зеленых голов дракона (две, две, две и две).

Комета в гербе итальянских герцогов ди Черами имеет вид звезды с огненным хвостом.

Округ Брюнли в Швейцарии: гора о шести вершинах и радуга (обычно она изображается в гербах пёстрой, при помощи всех гербовых тинктур, но может оказаться и одноцветной, как здесь).

В чёрном поле три золотых огненных языка, выходящих во главе из серебряного облака; в оконечности — золотая гора о трёх вершинах. Этот изящный герб в Средние Века приписывали древнему полководцу Ганнибалу, который, как известно, происходил из карфагенского рода Барка (т. е. «молния»).

Город Найроби — столица Кении: в разбитом начетверо золотом и зелёном поле источник. Источником называется несколько раз (чаще всего — пятикратно) волнисто пересечённый серебряный и лазоревый шар.

А теперь от земли обратимся к небу — к светилам, облакам и радугам.

Солнце обычно имеет восемь прямых лучей, обозначающих свет, и восемь изогнутых — пламенных. Впрочем, солнце может быть только сияющим или только пламенеющим. Диск солнца, как правило, украшен человеческим лицом.

Геральдисты предпочитают говорить не о солнце, а о тени солнца, если оно изображено не золотом.

У звёзд — свой нрав. Обычно они сияют, не имеют лика и обходятся шестью лучами (это более привычно в Германии) или пятью (так обычно их изображают во Франции и Британии). Из-за своего сходства с колёсиком шпоры звёзды служили символом рыцарства, и в то же время связь с небом делала звезду излюбленным религиозным символом.

Дагестанский род владетельных шамхалов, князей и дворян Тарковских: чёрный и лазоревый щит волнообразно пересечён; в первой части серебряная гора о двух вершинах, сопровождаемая двенадцатью (пятью, четырьмя и тремя) золотыми шестиконечными звёздами.

Полумесяц появляется в гербах рогами кверху и без лица. Он считается символом ислама, особенно в соединении со звездой (или с несколькими звёздами), но нередко этот знак можно встретить и в западных гербах.

Молнию часто изображают так же, как это делалось на древнеримских щитах; но есть и другой, более геральдический способ — молния оказывается всего лишь языком пламени, обычно выходящим из облаков.

Было бы несправедливо рассказать о небе, не упомянув о земле. Зачастую она появляется в гербах лишь для того, чтобы по ней ходили звери и на ней росли деревья — тогда она, как правило, имеет вид чуть выпуклой оконечности. Однако земля может предстать и в менее скромном виде — в качестве горы (нередко имеющей три вершины), скалы или вулкана. Правда, гербовые горы часто имеют округлые очертания и скорее похожи на холмы.

Так или иначе, геральдика располагает достаточными средствами, чтобы гербовый щит украсился живописным пейзажем — таким, например, как в гербе князей Тарковских.

Главное правило, касающееся искусственных фигур в гербах: они не должны быть слишком современными. Геральдика — рыцарская наука, средневековое искусство, и в ней не место пистолетам, паровозам и автомобилям. Правда, гербов с такими фигурами немало; но зато и выглядят эти гербы чрезвычайно нелепо. Всё новое геральдисты стараются изображать старыми символами: ведь молния, например, как нельзя лучше подходит для обозначения электричества.

Античные символы (кадуцей, рог изобилия и др.) тоже чужды эпохе рыцарства, и в средневековых гербах они не встречаются. Но с концом Средних Веков всё античное стало необычайно модным; многие захотели соорудить себе гербы в древнегреческом и древнеримском стиле. Затем появились и «древнеегипетские» гербы. Со временем геральдика привыкла ко всем этим древностям. В конце концов, мы можем вообразить средневекового человека с античной вещью в руках — мало ли как она к нему попала! А вот средневековый, закованный в латы рыцарь с сигаретой или автоматом — это уже ерунда.

Грабли — чешские бароны Рыжмбургские.

Ворота — герб великого художника Альбрехта Дюрера.

Флаги-«значки» — карельский город Сердоболь (Сортавала).

Три еврейских шапки — французский род Жоли. В Средние Века европейских евреев заставляли одеваться особым образом, в том числе — носить особого вида шапки.

Три старинных ключа — немецкий род фон Шпет.

Домовой якорь (крепление для тяги, поддерживающее стену дома) — немецкий княжеский род фон Хатцфельд.

Есть и другое важное правило: вещи, попадающие в герб, с этого момента относятся к миру геральдики, и их нельзя путать с предметами, существующими в обычном мире. Поэтому считается дурным тоном изображать в гербе какое-то определенное здание или памятник; можно, например, поместить в герб просто колокол или «колокол с расколотым левым краем на постаменте»; а вот московский Царь-колокол — уже нельзя. Портретного сходства в геральдике не существует ни для людей, ни для вещей.

Иногда нарушения этого правила приводят к неожиданным результатам. В 1817 году вместо своего старинного герба город Выборг получил новый, и главной фигурой в нём оказался Выборгский замок.

Жёрнов в польском гербе «Кучаба». Обратите внимание на «мельничное железо» посередине жёрнова: оно нередко появляется в гербах как самостоятельная фигура.

Два котла — испанский род Пачеко.

Котельный крюк — балтийская фамилия фон Кеттлер (к ней принадлежали первые герцоги Курляндские).

Три подушки, обременяющие главу щита — герб Киркпатрика Клостерского, главы шотландского клана Кирпатрик.

Корабль в гербе немецкого города Росслау. Чтобы отличить росслауский корабль от бесчисленных кораблей, галер и суденышек в других гербах, его дополнили медведем на парусе и рыбой на мачте. Медведь напоминает о местных князьях, рыба — о торговле, которую вели рыбаки.

Церковная хоругвь в гербе провинции Овернь (Франция).

Через некоторое время замок перестроили, и герб пришлось перерисовывать... С точки зрения геральдики это — настоящее безобразие.

Во многих гербовых щитах можно увидеть буквы и целые надписи, но в мире львов и лилий они — непрошеные гости; своим присутствием буквы нарушают дух геральдической игры — так же, как его нарушают натуральные цвета. Только сильнее.

И последнее замечание, касающееся всех искусственных фигур: их не следует путать с геральдическими, похожими на них. Например, стропило в гербе чешских баронов Босковицких часто называют гребнем: согласно легенде, эта фигура напоминает о том, как родоначальник семейства расчёсывал королю волосы.

Знамя с орлом — герб потомственного знаменосца Священной Римской Империи (эта должность принадлежала государям Вюртемберга).

Стропило с острыми зубцами сообразно щиту — бароны Босковицкие.

Гребень — остзейский род фон Анреп.

Сапоги — испанский род Сапата (герб гласный: сапата —это «сапог»).

Пряжки — герцоги д’Обиньи ( шотландский род с французским титулом).

Рукав — лорды Гастингсы в Англии.

Мечи в гербе подмосковного города Рузы.

Сабля поверх клыков в гербе рода Дракула (из этого рода происходил и знаменитый вампир).

«Тарч» (щит-доспех, не являющийся условным геральдическим щитом, обычно овальный) — гласный герб шведского рода Сильвершельд.

Геральдические щитки (на этот раз — как фигуры), обременённые колесиками от шпор — англичане Уилларды.

Башня, окровавленный наконечник копья и три осадные лестницы в гербе одной из ветвей валлийского рода Ллойдов.

Шахматная тура изображается в гербах засти лизованной почти до неузнаваемости — в виде постамента с нарой «рогов». А у князей Лукомских (литовского происхождения) тура к тому же дополнена крестом и тремя брусками, как в гербе «Корчак».

Два отломанных навершия епископского посоха соединены в гербе швейцарского кантона Базель. То, что они отломаны, не означает какого-либо нарушения или неприятности, это всего лишь декоративный геральдический прием.

Рог для вина, оснащённый крышкой, на паре вполне живых орлиных ног, в гербе графского рода фон дер Викерау напоминает о том, что граница между естественными и искусственными фигурами в геральдике довольно призрачна. Нет сомнения — первоначально имелся в виду обычный настольный рог с фигурной подставкой. Но в гербе этот предмет ожил!

И тем не менее блазонировать этот «гребень» надо как «острозубчатое сверху стропило» — хотя бы потому, что в гербах встречаются и настоящие гребёнки, и выглядят они иначе.

Среди разнообразного оружия, появляющегося в гербах, важную роль играют мечи с прямыми клинками и кривые сабли. Меч был одним из любимых символов средневековых рыцарей, а сабля обозначала для них варварский, нецивилизованный мир. Прямой и обоюдоострый меч был эмблемой правосудия, кривая сабля — знаком коварства. Впрочем, на востоке Европы — в Польше, Венгрии и особенно в России — саблю считали «своей» и помещали её в гербах наравне с мечом.

Овладев основами блазонного искусства, вы сможете точно описать положение фигур в щите.

Четверочастный герб средневековых испанских королей.

В начале XIII века король Фердинанд III объединил испанские королевства Кастилию и Леон. В гербе Фердинанда соединились уже знакомый вам кастильский замок (занявший более почётное место) и леонский лев. Возможно, это был первый составной герб в истории геральдики. С тех пор многие короли и князья стали соединять в своих щитах разные гербы в знак обладания несколькими владениями или в знак родства с другими могущественными государями. Этому примеру последовали и другие гербовладельцы. Со временем появились щиты, переполненные гербами. Например, в начале XX века большой гербовый щит королей Прусских был разбит на 52 части, и в каждой из этих частей находилось по гербу.

Соединённый герб герцогов Гельдернских: справа — золотой лев Гельдерна, слева чёрный лев герцогства Юлих. Гельдернский лев по правилам гербового вежества повёрнут навстречу своему юлихскому собрату.

Герб Ричарда, короля Германии и графа Корнуэльского.

Глава прусского королевского дома до сих пор сохраняет право на этот причудливый «сверхгерб».

У каждой из частей такого составного щита есть своё сердце, глава, края, почётное место и прочее, как есть они у щита в целом.

«Встретившиеся» в одном щите животные из разных гербов иногда поворачиваются не геральдически вправо, а навстречу друг другу. Это называется геральдическим вежеством, то есть вежливостью.

Есть и другой способ соединять гербы — их можно оставить на разных щитах, но при этом один щит изобразить на фоне другого. Именно так соединил германского орла со своим гербом граф Ричард Корнуэльский (младший современник Фердинанда III), когда его избрали королем Германии. Позднее так же поступали и его преемники. Обычно маленький щиток оказывался в сердце большого щита или любой из его частей (если большой щит разделён). В этом случае щиток называется сердцевым. Но щиток может занять и почётное место, и чрево.

При этом щиток не становится фигурой в поле большого щита; он остаётся отдельным гербовым щитом, и правило наложения цветов к нему не относится.

Иногда в сердцевом щите помещают самый главный герб, иногда — самый незначительный. Поэтому одни геральдисты предпочитают блазонировать герб, начиная с большого щита, а другие — начиная с малого; общего правила здесь нет. Особенно часто в сердцевом щите оказывается герб рода, тогда как в большом щите отводится место для гербов разных владений, этому роду принадлежащих.

В малом щите может быть помещён ещё один щит; тогда средний по величине щит так и называется — средним, а название сердцевого переходит к самому маленькому.

Ещё один способ соединить два герба — «перемешать» геральдические элементы, превратив их в один неделимый герб. Например, король Португальский в XIII веке присоединил к своему гербу кайму с кастильскими знаками в знак родства и союза с королями Кастилии, а лев князей Тюрин-генских и Гессенских стал полосатым в память о кровных связях этого рода с королевским домом Венгрии. До XV века такой способ соединения гербов шёл в ход довольно часто, следы его можно встретить и в современной геральдике. И всё-таки у «перемешивания» есть своя неудобная особенность: оба герба меняются слишком сильно; говоря точнее, оба герба исчезают, чтобы дать жизнь новому. Поэтому обладатели нескольких гербов обычно предпочитают их соединять, не смешивая.

Одни имели составные гербы, потому что у них было много разных владений; другие — в знак родства со знаменитыми семействами; третьи — попросту в подражание первым и вторым. С концом Средневековья, когда строгий рыцарский дух стал терять прежнюю силу, появилось много пышных, многократно разделённых щитов, части которых сами по себе никогда не были отдельными гербами. Примером может служить герб королевства Тонга в Океании: его части не означают разные земли и роды, а лишь подражают многопольному щиту Великобритании. И всё же не следует забывать, что такие, якобы составные, гербы находятся в противоречии с глубинной логикой гербоведения.

Герб Португалии в Средние Века: к первоначальным щиткам добавлены кастильские замки и зелёный процветший крест —знак рыцарского ордена святого Бенедикта.

Герб Конрада, ландграфа Тюрингенского и верховного магистра Тевтонского ордена (герб ордена изображён в необычно расположенном щитке).

Герб королевства Тонга.

Вы уже знаете, что герб рыцаря мог выражать его вассальные и политические связи — так орлы в гербах князей указывали на близость к императору. Одним из таких князей был Оттон, государь вольного графства Бургундского, гербом которого был серебряный орёл в червлени. Поссорившись в конце XIII века с императором, Оттон в пику ему принял совершенно новый герб, в котором появился лев (как соперник орла), а цвета и композиция напоминали о постоянных противниках империи и новых союзниках Оттона — французских королях с их щитом, усыпанным лилиями.

А вот совсем другой пример. В XIV веке император Карл IV пожаловал герб юристу Бартоло Сассофератскому (о котором вы уже знаете): «в золоте червлёный лев с раздвоенным хвостом». Почему была выбрана такая фигура? Ответ прост: Карл был не только императором, но и графом Люксембургским, а также королём Чешским. В гербах Чехии и Люксембурга — львы с раздвоенными хвостами, только цвета у них другие. Это сходство гербов должно было указывать на то, что Бартоло верно служит Карлу, и что Карл покровительствует своему юристу.

В лазоревом поле, усеянном золотым гонтами без числа — вооружённый червленью лев того же металла. Именно такой герб принял Оттон, Граф Бургундский. Сегодня это — герб французской провинции Франш-Конте.

В серебре чёрный крест, обременённый золотым процветшим на концах костыльным крестом; в золотом сердцевом щитке — чёрный, вооружённый червленью орел. Таков должностной герб верховного магистра Тевтонского ордена. Первоначально он не отличался от герба самого ордена (чёрный крест в серебре, уже известный вам по гербу ландграфа Конрада), но затем последовали пожалования: Король Иерусалимский даровал костыльный крест, император Римский — щиток с орлом, а король Французский, по преданию, добавил к кресту лилии.

Герб графа Франциска Матвеевича Санти — первого официального геральдиста Российской империи: в лазури золотая перевязь, поперечно обременённая тремя чёрными орлами, под «главой империи» (золотой с чёрным орлом, имеющим червлёный язык), обременённой по сторонам поверх орла сходящимися книзу зелёными рутовыми венками.

Герб Жанны д’Арк: символы королевской власти сопровождают меч — знак боевых заслуг.

Множество итальянских родовых гербов напоминает о жестокой борьбе двух партий — гибеллинов (сторонников императора) и гвельфов (его противников). В гербе графа Франческо (Франциска Матвеевича) Санти, итальянца по происхождению, ставшего «отцом» русской официальной геральдики, мы находим императорскую главу — знак того, что его предки были гибеллинами. Такие знаки никто не жаловал, их присоединяли к своим гербам сами гибеллины — впрочем, с одобрения императора. Позднее герцоги Савойские добавили в герб Санти два рутовых венка: Савойская династия происходит из Саксонии и потому считает саксонский рутовый венок «своим».

А в гербе Жанны д’Арк мы находим королевские лилии и корону.

Всё это — знаки монаршей милости, так называемые гербы покровительства.

Когда составные гербы распространились очень широко, многие монархи стали жаловать своим верным союзникам и преданным подданным сложносоставные щиты, в которых одну или несколько частей занимали фигуры монаршего герба — иногда чуть-чуть изменённые или появивлявшиеся не целиком. Вам уже знаком герб Итонского колледжа в Англии. В знак королевского покровительства колледж получил в герб главу с английским леопардом и французской лилией (и всё потому, что английские короли несколько веков подряд претендовали на французскую корону и включали лилии в свой герб).

Герб, пожалованный Христофору Колумбу. Первые две четверти воспроизводят фигуры из королевского испанского герба, а в третьей четверти условно изображены берег Нового Света и острова без числа.

Личный герб известного геральдиста Сесила Раймонда Хамфери-Смита, возглавляющего Институт геральдичских исследований в Кентербери: в разбитом начетверо золотом и лазоревом щите вписанный трилистный крест переменных цветов, в каждом из золотых углов сопровождаемый чёрным грифоном. В лазоревом сердцевом щите золотое остриё, сопровождаемое во главе золотой лилией, а по бокам золотыми о пяти лучах звёздами (точнее — колёсиками от шпор) с червлёными отверстиями, и обременённое лазоревой, с таким же отверстием, звездой над двумя лилиями в цвет поля (герб супруги — Алисы Хамфери-Смит, на английский манер дополняющий герб мужа).

Третий герб может показаться супружеским, но на самом деле он — должностной. В правой части рассечённого щита — герб Института геральдических и генеалогических исследований (воспроизведённый наполовину), в левой части — уже знакомый нам личный герб его директора.

Знак пожалования — это не всегда знак покровительства. Монарх вправе добавить к гербу того, кто это заслужил, почётный знак, никак не связанный с гербом самого монарха. Колумб был награжден за открытие Америки правом добавить к своему родовому гербу три новых герба пожалования, из которых только два были гербами покровительства, тогда как третий непосредственно указывал на заслуги Колумба.

Знаки пожалования и покровительства были обычны и в русской геральдике. Часто человеку, получавшему титул от императора или попросту отличившемуся на государственной службе, даровалось дозволение добавить к своему гербу российского орла (иногда целиком, но с какими-нибудь изменениями, иногда какую-то часть орла, например, крыло).

Итак, герб и его части могут указывать на кровные связи (знаки родства), на владения (знаки владения), на заслуги перед престолом и милость монарха (знаки пожалования и покровительства). Некоторые звания и высокие посты дают право на специальный герб или знак в гербе. Это — должностные гербы и знаки. Если некто желает завладеть какой-то территорией и в знак этого присоединяет её герб к своему, это — герб претензий. Наконец, о правах, ушедших в прошлое, говорят гербы и знаки воспоминания.

Герб Луизы, урожденной принцессы Савойской (герб ее рода — серебряный крест в червлени), матери Франциска I, короля Франции; герб сестры Франциска I, Маргариты — королевы Наваррской; и соединённый герб Рупрехта, главы Баварского королевского дома Виттельсбахов, и его супруги Марии-Габриэлы (она происходила из другой ветви той же династии). Щит мужа изображен зеркально — в соответствии с геральдическим вежеством.

Особенным образом родство отражается в дамских гербах. Дело в том, что замужняя женщина по рождению принадлежит к одному семейству, а в силу своего супружества — к другому. Поэтому-то женщина имеет право считать своими щиты обоих родов и изображать их рядом или помещать оба герба в одном рассечённом щите. Как правило, герб мужа находится на первом месте, геральдически справа: ведь жене муж ближе отца и матери.

Если правая и левая половинки герба одинаковы, в рассечённом щите можно изобразить одну из этих половин. Например, королева Маргарита Наваррская, сестра французского короля Франциска I, поместила во второй части своего рассечённого щита лишь половину герба Франции. Со сложным гербом Наваррского королевства это не вышло бы — поэтому он изображен целиком. А вот мать Маргариты и Франциска, урождённая принцесса Савойская, соединяла в своем гербе «половину Франции» и «половину Савойи».

Родословное древо потомков жившего в XII веке Конрада фон Рюдесхайма позволяет составить представление о средневековых бризурах. Ближайшие потомки Конрада по-разному расцвечивали фигуры своих щитов, затем появились разные варианты очертании гербовых фигур и, наконец, дополнительные изображения, в том числе и похожий па скамейку турнирный воротник (излюбленная бризуpa) на западе Европы). Одна из младших ветвей семейства (фон Дальберг) достигла высокого положения и громких титулов, но при этом скромно сохранила в своём гербе турнирный воротник, означающий, что в истории собственного рода их место — отнюдь не первое.

Иногда два щита, изображённые бок о бок, считаются объединённым гербом обоих супругов. При этом герб мужа может быть изображён как всегда, или же зеркально (ещё одно проявление геральдического вежества). Особенный обычай есть у англичан: там мужья нередко помещают герб жены посередине собственного герба, в среднем щитке.

Таковы гербы супругов. А каковы гербы их детей?

На этот счёт в разных странах тоже есть разные традиции. В былые времена родственники, желая отличаться друг от друга, принимали герб с одним и тем же изображением, но с разными цветами (или наоборот), а порой меняли очертания гербовых фигур или их количество. В большинстве стран право на родовой герб переходит от отца ко всем его сыновьям и дочерям, от сыновей — к внукам, и так далее; на материнский герб дети обычно права не имеют. Благодаря этим обычаям род, как правило, оказывается объединён одним гербом.

В роду Милорадовичей лишь старший имеет право на графский титул и на императорского орла в правой части щита. Права на титул и дополненный герб распространяются также и на его супругу. Остальные члены семейства пользуются старым родовым гербом без орла.

В основе английской системы бризур лежит математическая точность. Например, маленький полумесяц в щите указывает на то, что герб принадлежит второму сыну главы рода или же старшему потомку этого второго сына (подразумевается, что у главы рода гербовый щит такой же, но без полумесяца). Здесь изображен герб, по праву происхождения принадлежавший Джорджу Вашингтону, первому президенту Соединённых Штатов Америки.

Часто бризурами служат перевязи, нити (тонкие перевязи) и каймы. Бризурой Ахейской ветви Савойского дома была лазоревая нить, а бризурой Аостской ветви этого же дома была — и остается ныне — составная злато-лазоревая кайма.

Впрочем, в некоторых знатных семействах родовой герб существует в нескольких вариантах: один — для главы рода, другой — для остальных (или один — для главной ветви рода, другие — для дальних родственников). Часто это связано с тем, что разные члены рода имеют разные титулы. Например, в роду российских графов Милорадовичей, согласно императорскому установлению 1873 года, титул графа имеет только старший, остальные — просто дворяне.

На западе Европы в таких случаях младшие члены семейств обычно пользуются родовым гербом с добавлением специальных знаков — бризур.

В Британии и Португалии геральдисты считают, что два разных человека не должны иметь один и тот же герб. В этих странах особенно строго следят за тем, чтобы фамильный герб в его «чистом виде» принадлежал только главе рода. Его сыновья и прочие сородичи должны добавлять к гербу разные бризуры. После смерти отца старший сын сам становится главой рода и убирает бризуру из своего герба; у его братьев бризуры остаются, а в следующем поколении для младших детей этих братьев устанавливаются новые бризуры, и так далее.

Погоня Литевска — название герба Литвы; этот же герб принадлежит и многим семействам, происходящим от Великого князя Литовского Гедимина.

Герб «Косцеша» — типичный пример польского герба со схематичной фигурой, несколько необычной для геральдики других стран.

Герб «Василисса» — на этот герб и на княжеский титул претендовал старинный род Вериго-Даревских.

В Польше и Литве обычаи прямо противоположны британским. В этих странах одним и тем же гербом без каких-то изменений могут пользоваться многие роды — даже не связанные общим происхождением. При этом гербы имеют собственные названия, и не гербы принадлежат родам, а дворянские фамилии «относятся» к гербам: говорят, например, о роде Бартошевичей герба Задора, о князьях Бельских герба Погоня Литевска и о Доливо-Добровольских (то есть о Добровольских герба Долива). Городских гербов, а равно гербов обществ и союзов все эти семейные правила не касаются.

А теперь обратимся к тому, что немецкие геральдисты называют «верхним гербом» — к шлему с нашлемником и намётом.

Нам уже известно, что такое нашлемник и, тем более, что такое шлем. Что же касается намёта — это шлемовое покрывало, защищающее летом от жары, а зимой — от холода. Обычно (хотя и не всегда) художники изображают намёт в виде клочьев, складывающихся в причудливый узор — в память о том, как покрывала рвались в походах и в боях. Несведущие в геральдике люди обычно принимают намёт за листья или языки пламени. Чаще всего на лицевой стороне намёта повторяется главная финифть щита, а на подкладке — главный металл. Изредка намёт оказывается более пестрым или усыпанным какими-нибудь фигурами.

Гербы «Шлеповрон», «Задора» (вариант с серебряной головой льва; быввет и с золотой), «Долива» и «Ястржембец». Гербом «Ястржембец» пользуются исстари сотни разных благородных семейств польского, литовского и белорусского дворянства.

Нашлемник может повторять изображение в щите, отдалённо перекликаться с ним или не иметь с ним ничего общего. В нашлемнике может оказаться что угодно — даже шлем... Бывают и «неправильные» нашлемники — со свободно парящими фигурами; их было бы невозможно приделать к настоящему шлему. Это так же противоречит духу геральдики, как и надпись в щите.

Часто в нашлемнике можно увидеть перья, крылья, рога — прежде всего оленьи или бычьи, причем иногда бычьи рога изображены усечёнными, то есть имеют срезанные концы. Рогатые нашлемники особенно привычны для германской геральдики, есть они и в Польше, и в России, а вот в Британии их почти не встретить.

Выходящая фигура человека в нашлемнике Британского геральдического общества.

Нашлемник чешско-русского рода Дибичей обращён в сторону, обратную повороту шлема. Такой нашлемник мог появиться только в пору «бумажной геральдики», когда подобные украшения уже не носили на головах.

В гербе арабского княжества Бахрейн есть намёт, но нет ни шлема, ни нашлемника.

Нашлемник главы итальянской королевской династии — Савойского дома. По итальянскому обычаю между нашлемником и шлемом помещаются одновременно и корона, и бурлет. Золотой шлем с открытым забралом — признак владетельного статуса.

Место прикрепления нашлемника к шлему украшается по-разному: короной, бурлетом (венком из перевитых лент, обычно двух разных цветов), шапкой, подушкой; иногда же нашлемник просто установлен на макушке шлема или переходит в намёт. Нашлемник Савойской династии — крылатая львиная голова — держит шлем в зубах, но не с враждебными намереньями, а в знак покровительства. Изредка нашлемник накрывает весь шлем, наподобие маски.

Обычно нашлемник развёрнут в ту же сторону, что и шлем, хотя иногда это разумное правило нарушается. В одном гербе может быть несколько шлемов с нашлемниками — особенно часто это случается с составными гербами. Порой каждому из отдельных гербов, помещённых в многочастном щите, соответствуют толпящиеся над этим щитом «верхние гербы». Если над щитом два шлема, они развёрнуты друг к другу; если их три — средний бывает развёрнут прямо. Из двух шлемов важнейшим (и первым в порядке описания) считается правый, из трёх — средний; правый шлем в этом случае оказывается вторым. Из четырёх шлемов сперва описывается пара, находящаяся внутри, и так далее. Бывают и исключения. В Англии, например, все шлемы обычно оказываются обращены в одну сторону (вправо) и располагаются подряд, от наиболее к наименее важному, справа налево. Геральдически справа налево, разумеется!

Бычья маска немецкого герцогства Клеве.

В гербе шведского рода баронов аф Тролле обезглавленная фигура демона (тролля) расположена в щите, а отсечённая голова — в нашлемнике.

Отдельного разговора заслуживают короны — старинные символы высокого сана и почёта. В средневековой геральдике они, как правило, венчали гербы верховных государей: императоров и королей. Но постепенно гербовые короны стали более многочисленными и многообразными; к ним стали относиться как к совершенно особенной части герба; император, а затем короли, могущественные германские князья и независимые республики стали украшать свои гербы замкнутыми сверху закрытыми коронами, тогда как менее самостоятельные сеньоры и города должны были довольствоваться в лучшем случае открытыми коронами. Постепенно, в XVII и XVIII веках, геральдисты сочинили короны достоинства — специальные виды корон для обладателей разных титулов: баронов, графов, князей и т. д. Подобные правила были введены и для шлемов. Например, императоры и короли имеют право на золотой шлем с поднятым забралом — они словно бы командуют битвой, подняв забрало.

Императорские короны Эфиопии и Ирана; короны Великого князя Трансильванского и Великого герцога Тосканского.

При этом в каждой стране системы корон и шлемов имеют свои особенности. Своеобразие Британии сказалось и на этот раз: шлемы с поднятым забралом там употребляют простые рыцари, а короли этого не делали никогда.

Существуют особые правила блазонирования корон. Металлическая полоса, «обнимающая» голову, именуется обручем, а от обруча отходят зубцы и (у закрытых корон) дужки, смыкающиеся сверху. Принято описывать, чем украшены обруч и дужки — самоцветами ли, жемчугом, рельефным орнаментом или чем-либо иным (впрочем, они могут быть и гладкими). У княжеских шапок вместо обруча обычно бывает меховая опушка. При блазонировании зубцов на обруче, как правило, фиксируется число и форма тех зубцов, которые расположены спереди (видимые зубцы).

Короны разных стран и монархов выглядят по-разному — и в реальной жизни, и в гербах. Обычной гербовой королевской короной считается золотой обруч, украшенный самоцветами, с пятью видимыми листовидными (в форме листьев сельдерея) зубцами, перемежающимися меньшими зубцами с жемчужинами на концах; от листовидных зубцов отходят дужки, украшенные жемчугом и увенчанные в месте их соединения державой — лазоревым шаром с золотыми полосками и крестом. Но у некоторых королей — датского, бельгийского, испанского — в короне появляется шапка, наполовину заполняющая пространство под дужками; прусская корона украшена бриллиантами вместо самоцветов и целиком заполнена шапкой, а баварская корона украшена самоцветами вместо жемчужин... Ещё больше отличаются от обычных старинные королевские короны (польская, именуемая короной Болеслава Храброго, чешская — святого Вячеслава, венгерская — святого Стефана, английская — святого Эдуарда, венец шотландских королей, «железная корона» Италии и другие) и некоторые новые венцы, подражающие старинным (как в случае с королевствами Марокко и Тонга).

Королевская корона Марокко; шапки эрцгерцога Австрийского, дожа Венеции и курфюрста Священной Римской Империи; русская дворянская корона.

В то же время королевские короны в обычном или почти обычном виде можно видеть в гербах владетельных герцогств и княжеств (например, уже знакомой вам Лотарингии). На первый взгляд появление короны в гербе может показаться негеральдическим использованием реального предмета. На самом деле в гербах помещают геральдические образы, а не точное изображение корон. К примеру, гербовая корона Британии действительно похожа на настоящую — но не больше, чем гербовый лев на африканского.

Помимо шлемов и корон, щит могут обрамлять другие части герба — щитодержатели, девизы, мантии.

Корона в гербе южноафриканской провинции Натау с пятью видимыми зубцами в виде лапчатых крестов и с тремя видимыми дужками, завершёнными крестом; обруч, кресты и дужки украшены жемчугом; корона наполовину заполнена черной шапкой.

Королевская корона Пруссии на золотом монаршем шлеме. Сегодня прусского королевства уже нет, но право на его гербовые символы сохраняет глава императорского и королевского дома Гогенцоллернов.

К концу Средневековья художники стали всё чаще окружать гербы разнообразными фигурами. По сторонам от щита изображались фигуры животных и людей, тут же помещались надписи — иногда нравоучительные, иногда загадочные, напоминающие то о знаменитых событиях, то о давно забытых личных тайнах. Разнообразные символы, разбросанные вокруг герба, указывали на веру и любовь, пылкость и отвагу, на преданность и на всё, что угодно. Со временем это прекрасное и беспорядочное окружение герба слилось с ним, превратившись в щитодержателей и в девизы — писаные и немые.

Щитодержателей (иначе говоря — фигур в опорах щита) обычно двое, хотя это не обязательно. Обычное положение для щитодержателей-птиц — обращённое к щиту, а четвероногие твари, как правило, в этой ситуации восстают; поэтому леопардового льва в опоре щита можно попросту описать как леопарда, а в случае с гербом королевства Свазилендского следует говорить об идущем леопарде. Порой в опорах щита оказываются и растения или неживые предметы.

 

Герб Свазиленда.

Единственный щитодержатель может помещаться сбоку от щита (как у итальянских графов да Мула — вверху справа) или за щитом (как у их соотечественников, графов Каретто да Миллезимо, маркизов Савонских). Герб графов Каретто знаменит также гласным подножием своего щитодержателя.

Подножие, на котором стоят щитодержатели, должно описываться вместе с ними.

Девиз — надпись в гербе — обычно помещается на ленте под щитом. При этом лента обычно повторяет тинктуру поля щита, а тинктура букв девиза соответствует цвету главной фигуры. Особенный род девизов — боевые кличи, то есть фразы, которые в старину рыцари выкрикивали в битве. Ленту с кличем обычно помещают над шлемом; иногда там находится место и для обычного девиза. Очень часто девиз и клич — это не полная фраза, а только ее часть. Например, девиз Шотландии — IN DEFENS («В защите», имеется в виду — «в моей защите Бог защитит меня»). Такие символы называются словесными, но существуют и немые девизы — символы, иногда понятные, а иногда совершенно загадочные.

Девиз Людовика XII Французского: тело — коронованный дикобраз, мечущий иглы; душа — COMINUS ET EMINUS.

Девизами герцогов Бургундских в Средние Века были огниво с искрами и сложенный из суковатых бревен андреевский крест.

Немой девиз Шотландии — чертополох; смысл его ясен: на шотландца лучше не давить, он уколет. Девиз Англии, двухцветная червлёно-серебряная роза, напоминает о мирном конце Войны Роз — в этой долгой и кровавой распре сражались две ветви королевского дома, и немым девизом одной была алая роза, другая же считала своей эмблемой розу белую. Девиз Ирландии — уже знакомый вам трилистник. Вопреки своему названию немой девиз может иметь поясняющую подпись в виде девиза словесного — в этом случае рисунок называется телом, а подпись — душой девиза.

Девиз — по крайней мере обычный, в виде текста — никак не связан с титулом или высоким рангом. В гербе короля он так же уместен, как и в гербе кухарки (если только у неё есть герб). Щитодержатели — дело иное: почти повсеместно они считаются особым, почётным дополнением к гербу, и право на них имеет далеко не каждый. В Англии щитодержатели служат отличительным гербовым признаком лордов и высшего рыцарства; в Канаде щитодержателей получают только главные должностные лица государства (причем это пожизненная привилегия — их детям фигуры «в опорах щита» не передаются). А в Португалии или Швеции — иной порядок: щитодержатели, независимо от ранга и титула, есть у тех родов, которым их, по своему усмотрению, пожаловал король.

К XVIII веку в гербах князей появились роскошные плащи, обрамляющие щит герба — мантии. Отличительным знаком суверенных правителей стала сень — мантия с куполом, подражающая великолепным шатрам полководцев. Кроме того, в обрамлении щитов могут попадаться разнообразные мечи, посохи, знамёна, жезлы, обычно служащие знаком высоких рангов и должностей; если их не держат щитодержатели, эти фигуры могут считаться отдельной частью герба.

Герб героя 1812 года — генерал-фельдмаршала князя М.И. Кутузова-Смоленского с орденскими знаками (цепью ордена св.ап. Андрея Первозванного и крестом Мальтийского ордена), фельдмаршальскими жезлами и княжеской мантией.

В гербе королей Италии монаршее достоинство было обозначено не только коронами, но и сенью, и государственной хоругвью. Над хоругвью вьется боевой клич BONNES NOUVELLES. Сегодня право на этот герб принадлежит главе Савойского дома. Достаточно часто корона над мантией или сенью серьезно отличается от короны над щитом. Так и здесь: купол сени украшен венцом главы Савойского дома, а старинная, не имеющая зубцов корона Италии венчает шлем.

Герб графа Эррола, вождя клана Хэй и верховного коннетабля Королевства Шотландского (это наследственная должность обозначена парой жезлов и руками, держащими мечи). Вверху — немой девиз графа (ярмо) с душой SERVA JUGUM. Как видно, родовая гордость может выражаться в весьма смиренных формулировках.

Свои геральдические обычаи есть у рыцарских орденов. Старейшие из них разрешают своим кавалерам включать орденские символы в собственный гербовый щит; обычно же кавалер ордена помещает его знаки вблизи своего щита, следуя правилам, принятым в этом ордене и в геральдике вообще.

Всё это, соединяясь, образует полный герб во всём великолепии.

Впрочем, герб не обязательно изображать в полном виде. Существуют разные способы сократить, «сжать» герб, при этом он не становится другим гербом. От самого пышного герба можно оставить только щит; можно убрать «верхний герб» и оставить щитодержателей; можно поступить наоборот. Можно убрать шлем с намётом, но оставить нашлемник — не очень хороший способ, но им часто пользуются, особенно в Англии. Но если убрать щит, от герба останутся только развалины.

Как известно, и развалины могут быть очень живописными, и обладатель герба вправе употреблять своё гербовое хозяйство по частям: отдельно — девиз, отдельно — нашлемник... При желании щит можно не употреблять вовсе; но тогда это будут именно части, а не герб.

Однако есть одно важное исключение: иногда фигуру разрешается «достать» из щита. Особенно часто так поступают с орлами. Римский, российский, польский, прусский, германский, сардинский и другие знаменитые орлы много раз попадали из гербового поля на совершенно другой фон, оставаясь при этом гербами, а не просто заблудившимися фигурами. Изображённый здесь орёл литовско-польских князей Радзивиллов тоже вылетел на прогулку из своего золотого поля. Это — тот случай, когда грань между разрешёнными и неразрешёнными способами изображения герба может подсказать только живое чувство герба, основанное на опыте... 

© 2019 О гербах. Геральдика сегодня. (2001—)